Самый полный каталог швейцарских часов
Россия

Украина

Казахстан

Viber

Viber

Код A. Lange & Söhne: понимая дизайн саксонских часов

2018-10-18 00:00:00


Когда в октябре 1994 года возрожденный часовой дом «A. Lange & Söhne» представил свои первые наручные часы, реакция на них была единодушно положительной. Щедрых похвал удостоились новые мануфактурные механизмы, беспрецедентные в то время по своей конструкции и декору. Двадцать четыре года назад калибр даже самой простой модели из первой коллекции «Saxonia» был откровением для прессы и коллекционеров. Причины общего признания «A. Lange & Söhne» сегодня широко известны - мельхиоровая трехчетвертная платина, золотые шатоны, закрепленные вороненными винтами, и, конечно же, искусно гравированный балансовый мост.
 
Все наблюдатели сегодня замечают поразительные детали часов «A. Lange & Söhne», некоторые из которых были задуманы почти 30 лет назад. И все же, мало кто может объяснить, что делает их уникальными. Наручные часы бренда имеют непохожий на других образ, который наглядно иллюстрируют часы как «Datograph» и «Lange 1». Но язык дизайна «A. Lange & Söhne» не настолько очевиден, как, например, «Royal Oak» или «Breguet».

Золотое сечение
 
Помимо очевидных моментов, уникальность часов мануфактуры часто основана на тонких деталях. Они включают в себя изящно сформированные ушки, элегантные ланцетовидные стрелки, резные шрифты, а также игру между материалом корпуса и цветом циферблата, сбалансированным ради эстетической привлекательности.

A. Lange & Söhne Lange 1 Time Zone
A. Lange & Söhne Lange 1 Time Zone

Часы «Lange 1» это, без сомнения, самая известная модель немецкого бренда, впервые представленная в 1994 году. Знаковые элементы дизайна, как асимметричный циферблат и большая дата с двойной апертурой, вдохновленной часами дрезденского Оперного театра «Semper Opera», превратили эти часы в икону стиля.
 
В современном часовом деле существует мало циферблатов, которые были бы легко узнаваемы, как «Lange 1». По мнению Карага Маккей, директора часового департамента «Wallpaper», этот циферблат - настоящая классика: «Вы легко узнаете дизайн «Lange 1» на переполненном часовом рынке. Меня всегда привлекала абсолютная ясность их циферблата – на первый взгляд, их пропорции кажутся слегка беспорядочными, но в целом это работает отлично».
 
Круглые часы со смещенным основным и дополнительным циферблатом, индикатором запаса хода и фирменной большой датой отражают гармоничные пропорции золотого сечения, которое с древности считалось образцом эстетического равновесия. Эти математические соотношения проявляются как в природе, так и в дизайне и, как правило, делают образ гармоничным.
 
Центры окружностей основного циферблата, дополнительного секундного и индикатора даты Lange 1 связывают равнобедренные треугольники
Центры окружностей основного циферблата, дополнительного секундного и индикатора даты Lange 1 связывают равнобедренные треугольники

Или возьмите смещенные вниз дополнительные циферблаты в «Datograph»… Все знают, что их расположили так, чтобы вместить увеличенную апертуру даты. Но за этим стоит эстетическая логика, подобная той, которую применяют в фотографии… Они устанавливают визуальный горизонт, добавляя «гравитации» в дизайне, и обеспечивая ощущение визуального комфорта.
 
Тем не менее, Энтони де Хаас, глава Департамента разработки продуктов «A. Lange & Söhne», подчеркивает, что, хотя теоретический подход к дизайну очень важен, он не является единственным. «Мы понимаем важность золотого сечения, но, когда мы разрабатываем дизайн, мы не делаем математических расчетов, чтобы достичь его. Все оценивается «на глаз»».

И, кажется, глаза мастеров мануфактуры никогда не ошибаются. Так, конструктивные требования для циферблатов «Lange 1» неумолимы. Как объясняет Тино Бобе, директор по производству: «Существуют очень строгие правила для циферблатов «Lange 1». Центры окружностей основного циферблата, дополнительного секундного и индикатора даты связывают равнобедренные треугольники. При этом их асимметрия сбалансирована и закреплена кольцом текста по периметру циферблата».
 
За смещенными вниз суб-циферблатами Datograph стоит эстетическая логика, подобная той, которую применяют в фотографии
За смещенными вниз суб-циферблатами Datograph стоит эстетическая логика, подобная той, которую применяют в фотографии

Механическое сердце
 
Не считая некоторых декоративных элементов, дизайн «A. Lange & Söhne» не начинается с создания красивых форм или рисования характерных элементов. Он начинается с проектирования механизма. Но в компании верят, что конструктивность и эстетика не должны противоречить друг другу. По этой причине визуальные дизайнеры «A. Lange & Söhne» тесно сотрудничают с разработчиками механизмов с самого начала создания новых часов.
 
В сложном начальном процессе дизайнеры и инженеры должны «примирить» основную идею с множеством, казалось бы, незначительных деталей, чтобы согласовать технологию и эстетику, традиции и современность. «Мы копаем очень глубоко, - говорит Энтони де Хаас, - Lange это, в первую очередь, механизм». Но, так же, как на заре часового дела антураж в виде красивого внешнего дизайна следует за ним.
 
Механизм A. Lange & Söhne 1815
Механизм A. Lange & Söhne 1815

«Наши дизайнеры думают об эстетике еще при разработке механизма, - говорит г-н де Хаас, - потому что механизм должен быть привлекательным, так же как циферблат. Все наши часы имеют сапфировую заднюю крышку, поэтому дизайнеры должны думать о том, чтобы создать механизм, красивый по архитектуре, а не только с точки зрения отделки».
 
Учитывая восторженные отзывы о почти скульптурных калибрах «A. Lange & Söhne», дизайнеры механизмов прекрасно справляются со своей работой. Энди Чжан, австралийский коллекционер и со-основатель интернет сообщества «Lange Nation», так объясняет привлекательность часов: «Это большие механизмы в массивном корпусе, из-за этого получается трехмерный эффект. И у них красивая отделка. Они декорированы лучше, чем «Patek», особенно хронографы». Но внимание Чжана привлекает не только механика. Он выделяет две модели, особенные для него: «Richard Lange Pour le Mérite» с эмалевым циферблатом и «Zeitwerk». Как он говорит о последнем: «Lange очень гармонично создает элегантность. Ведь «Zeitwerk» - это просто механизм прыгающего часа с индикатором запаса хода и малой секундной стрелкой. Но когда вы смотрите на пропорции, вы знаете, что вам не надоест этот циферблат».
 
Мост в форме «t-shirt» - функциональная часть механизма, которая добавляет дизайну характера
Мост в форме «t-shirt» - функциональная часть механизма, которая добавляет дизайну Zeitwerk характера

Энтони де Хаас приоткрывает завесу на детали, которые позволили достичь такой вневременной привлекательности: «Мост «t-shirt», (в форме футболки), как его называют в мануфактуре, с двумя апертурами часов и минут - это функциональная часть механизма, поэтому с одной стороны находится крепежный винт, а с другой - отверстие с драгоценным камнем. Это функциональные элементы, но, визуально, они добавляют дизайну характера. Мы опробовали около 500 мостов, пока не нашли эту форму».
 
Подход, основанный на механике, объясняет еще одну отличительную черту современного дизайна «A. Lange & Söhne»: трехчетвертную платину. Фердинанд Адольф Ланге разработал ее в 1864 году для повышения стабильности и надежности механизма, и по той же причине компания продолжают использовать ее сегодня.

Хотя многие изобретения Фердинанда Адольфа Ланге стали символами саксонского часового дела и используются другими производителями, «A. Lange & Söhne» нашли свой подход к эстетике механизма. Их трехчетвертная платина включает кривые и вырезы, которые не являются функционально необходимыми, (если не считать необходимостью открытый вид на спуск с гравированным вручную балансовым мостом, и возможность сделать микроскопически совершенный англаж). Также характерна архитектура хронографа «Lange» - яркий ансамбль кривых, которые можно назвать германскими, по сравнению с французским стилем, скажем, в «Lemania» или «Breguet». Даже рычаг сцепления хронографа имеет не совсем обычный вид, характерный только для «A. Lange & Söhne».
 
Архитектура хронографа «Lange» имеет яркий ансамбль «германских» кривых, которые отличаются от французского стиля
Архитектура хронографа «Lange» имеет яркий ансамбль «германских» кривых, которые отличаются от французского стиля

«Это не функциональные требования; мы делаем их исключительно для эстетики, - говорит Роберт Хоффманн, руководитель команды «Zeitwerk», - Для нас важно, чтобы механическое сердце часов было красивым – в этом весь A. Lange & Söhne». Он перечисляет еще несколько визуальных эффектов в механизме «Zeitwerk», которые стали ответом на технические проблемы: «Прыгающим дискам необходимы массивные скачки энергии, а это означает, что нам нужен спуск с постоянной силой – как ремонтуар, который равномерно подает энергию на спуск. При этом мост ремонтуара, может иметь Т-образную форму, но мы решили придать ему форму якоря со множеством изгибов, потому что она выглядит лучше. Также, мы решили использовать вороненную пружину постоянной силы, которая добавляет механизму глубины и цветового контраста».
 
«Хотя дизайн начинается изнутри, это не означает, что снаружи нужно просто набросать индикаторы в местах, соответствующих механизму, - замечает глава производства, Тино Бобе, - Разработка каждой модели это долгий «пинг-понг» между технической архитектурой калибра и внешней эстетикой. У нас обе эти команды работают бок о бок, а иногда и сражаются между собой, чтобы достичь наилучшего решения».
 
Возможно, самым ярким примером единства и борьбы двух команд ради лучшего решения была разработка «Zeitwerk». Эти часы были первой попыткой бренда показать великолепные технические инновации со стороны циферблата. Исторически цифровая индикация времени появилась еще в карманных часах в виде вертикально расположенных окон, да и большая дата была цифровой. Но разница заключалась в масштабе, (чтобы цифры было легко читать без очков), и в том, что «Lange» хотелось, чтобы время читалось слева направо, как на электронных цифровых дисплеях.

Механизм Zeitwerk
Механизм Zeitwerk

«Идея чтения слева направо меняла все, - говорит г-н де Хаас, - Адаптировать традиционный подход к дизайну механизма было невозможно. Это был очень тернистый путь. Нам пришлось создать совершенно новые часы. Для одного только моста мы пробовали около 500 различных вариантов, прежде чем достигли чего-то пропорционального и нескучного, и что не добавляло толщины часам... Направление чтения также определило положение заводной головки на 2 часа. Мы не пытались скрыть тот факт, что не смогли сохранить его в нормальном положении на 3 часа, вместо этого получилась такая характерная особенность".
 
Коллекционер и часовой историк, Питер Чонг, основавший «Lange Owners Group» в 1990-х годах, а сегодня редактор «Deployant», вспоминает: «Это были смелые и авангардные часы - по стандартам часового дизайна того времени (2009 г.), а не только по стандартам Lange. Но для меня, отсутствие стрелок - это просто другой диалект. Они похожи на дальнего родственника для других коллекций часов».

Тем не менее, у «Zeitwerk» есть одна общая черта с другими проектами «Lange» - это драматическая грань между простотой и сложностью, балансом и асимметрией. Если присмотреться, она присутствует практически во всех часах, - от умышленно асимметричных «Lange 1» и «Richard Lange Jumping Seconds», до симметричного на первый взгляд «Datograph Auf / Ab». А, как скажет вам любой дизайнер или архитектор, это очень сложный трюк.
 
Richard Lange Jumping SecondsАсимметричный циферблат Richard Lange Jumping Seconds

Несерийный дизайн
 
Как говорит Патрик Чиа, основатель первого исследовательского центра по промышленному дизайну в Сингапуре: «Промышленный дизайн обычно требует оптимизации, чтобы сделать производство дешевле, быстрее и универсальнее». Однако «Lange 1 Moon Phase», которые ему предложили оценить, он называет «не оптимизированными ни в каком виде или форме». Мельчайшие и, даже микро-элементы, на циферблате и под задней крышкой - римские цифры, звезды на лунном диске, шатоны на трехчетвертной платине, гравированный балансовый мост – все исключительного, несерийного качества.
 
Lange 1 Moon PhaseLange 1 Moon Phase

Особенно поразительными ему показались прямые углы рамки в апертуре даты. «Скругленный угол был бы более «удобным» для промышленного дизайна, - говорит он, - Такие детали создают для владельцев часов очень личный опыт, открываясь только при внимательном рассмотрении или в неожиданные моменты, например, за рулем автомобиля. Случайному наблюдателю такие детали практически невозможно рассмотреть».
 
«Здесь очень важен масштаб, как и расстояние, с которого объект обычно рассматривают, - говорит Карин Краутгартнер, дизайнер из Амстердама, - Могут потребоваться бесконечные попытки, рисунки и прототипы. И визуальный баланс не обязательно совпадет с реальным балансом. Иногда он создается благодаря оптической иллюзии - и тогда вы просто «знаете», что это правильно».

Факт, который знают все инженеры и дизайнеры «Lange», это, что при всей технической строгости их работы, «совершенного несовершенства» нельзя достичь путем математических вычислений. Как отмечает Краутгартнер: «Слишком часто в современном дизайне люди только рисуют, но не исполняют работу; если в процессе нет ручного труда, в конечном продукте это проявляется как недостаток». Судя по часам, дизайнеры «A. Lange & Söhne» делают и то и другое.
 
Есть и другие детали, характерные для всех часов «Lange», которые стали отличительной чертой бренда.
 
Закройте глаза и подержите на ладони любые часы Lange. Они немного тяжелее, чем у других брендов, (например, «Datograph Auf / Ab» весит 150 граммов). Эта тяжесть возникает из-за материала корпуса и его толщины. Со все еще закрытыми глазами, переверните часы: почувствуйте прямые боковые стенки корпуса, массивные ушки с уверенным изгибом, гладкий отполированный безель и глубокую гравировку на задней крышке.
 
Первые прототипы корпусов A. Lange & Söhne
Первые прототипы корпусов A. Lange & Söhne

Как говорит Энтони де Хаас: «Гюнтер Блюмлейн сам взял напильник и сделал угол на первых латунных прототипах, изготовленных швейцарским производителем корпусов», - добавляя, что г-н Блюмлейн уделял особое внимание, чтобы часы «Lange» отличались от конкурентов, и у швейцарских часов нет таких ушек. «Г-н Блюмлейн также решил, что бороздка на корпусе должна быть отполирована. Это означало, что ушки и основной корпус должны были обрабатываться отдельно, а затем спаиваться вместе». Такая конструкция привела к тому, что корпуса «Lange» стали толще и тяжелее, чем другие современные люксовые часы, и еще одной важной чертой всех творений бренда.
 
Кстати, три десятилетия назад, когда Блюмлейн и его коллеги разрабатывали первые часы «Lange», вес был важным параметром. Не только для самих часов, но также для пряжек на ремешках. Когда у г-на де Хааса спросили о странной горизонтальной полоске на пряжках «Lange», которая, кажется, не имеет никакой цели, он объяснил, что она обеспечивает прочность, - «типично немецкая деталь, которую делают с самого начала».

Вес также является чертой, которую потребители часто приравнивают к долговечности. Это означает не только ощущение качества, но и постоянство стиля.
 
Горизонтальная полоска на пряжках «Lange» - типично немецкая деталь, которую делают с самого начала
Горизонтальная полоска на пряжках «Lange» - типично немецкая деталь, которую делают с самого начала

Шрифт немецких граверов
 
Выбор шрифтов является более сложным вопросом, чем форма букв и способ их написания. Об этом очень хорошо известно дизайнерам и специалистам по брендингу - ведь через тонкий язык засечек, жирность шрифта и кернинг передается подтекст информации. Например, слово «яблоко» на английском языке… Простое расположение букв - «apple» - вызывает в воображении фрукт. А теперь напишите его с прописной «A» и шрифтом «Avenir», разработанным Адрианом Фрутигером в 1988 году, и его значение моментально превратится из фрукта в блестящие электронные гаджеты американского промышленного гиганта. Важность шрифтов становится еще большей, если текст используется в качестве логотипа: например, NASA, Coca-Cola или Facebook.
 
«A. Lange & Söhne» - это компания с длинной и легендарной, но отрывочной историей, решившая представить альтернативу швейцарским часам. И все эти намеки скрыты в выборе фирменных шрифтов - жирный текст из заглавных букв, с острыми линиями и засечками, имеет яркий исторический и немецкий характер.

Шрифт Lange был создан на заказ и имеет яркий исторический и немецкий характер
Шрифт Lange был создан на заказ и имеет яркий исторический и немецкий характер

Сила этого текста сразу же очевидна для художницы Джули Кралис, иллюстрирующей часы. «Этот текст оформлялся с такой же тщательностью, что и остальные элементы дизайна, поэтому он легко интегрируется в стиль и философию бренда. Я заметила, что в некоторых часах шрифты иногда подбираются по остаточному принципу, или просто копируются из исторических моделей».
 
Визуальная цельность текстов «A. Lange & Söhne» понятна даже тем, кто не знаком с его часами и традициями. Например, Энни Нгуен, арт-директор по графическому дизайну из Лос-Анджелеса, увидев часы «Lange», легко угадала ценности часового дома: «Их идентичность говорит о наследии. Логотип с засечками, расположенный по дуге, говорит «классический» и «традиционный», как и цифры на циферблате. Они классические, но ни в коем случае не устаревшие. Внешний вид шрифта, а также то, как и где он используется на циферблате и механизме, демонстрируют внимание и сознательность его выбора. Очень интересно, насколько продуман дизайн этих часов».
 
Тем не менее, по сравнению с общей историей «A. Lange & Söhne», логотип компании относительно молод. Хотя арочный текст использовался в карманных часах «Lange» еще в конце 19 века, логотип такой формы был представлен только при запуске в 1994 году. Его дизайн имеет глубокий смысл, а вид и расположение букв создают многочисленные отсылки к истории бренда и часам, которые он производит.
 
По словам Энтони де Хааса, прекрасная типография берет свое начало из истоков самого бренда и  приписывает эту заслугу гению Гюнтера Блюмлейна: «Г-н Блюмлейн вместе с Уолтером Ланге и некоторыми коллегами, как Курт Клаус и ученый Рейнхард Мейс, сумели создать уникальный образ и качество часов, в которых шрифты были лишь небольшой частью».

Похоже, что шрифт «Lange» был создан на заказ, основываясь на шрифте «Engravers» 1899 года, разработанного Робертом Вибкингом. А для бренда, который как «A. Lange & Söhne» производит собственные часовые калибры, решение представлять себя уникальным шрифтом, гораздо более подходящий выбор, чем стандартные варианты. Более того, они выбрали шрифт, который возник под вдохновением от острых резцов для машинной гравировки, и, к тому же, немецкой. Ведь сам Вибкинг также родился в Германии и работал гравером.
 Амперсанд - небольшой, но мощный символ, говорящий о традициях и преемственности, а также о совершенстве в науке и технике часового дела
Амперсанд - небольшой, но мощный символ, говорящий о традициях и преемственности, а также о совершенстве в науке и технике часового дела

Но ни в каком другом элементе идентичность «Lange» не проявляется более отчетливо, и не узнается так быстро, как в амперсанде, с его плоским верхом и утолщенными изгибами. «На первый взгляд он как будто выбивается из стиля, имея гораздо более яркий характер, чем буквы и цифры, которые его окружают. Хотя он появился только в 1994 году, но, думаю, что его форма очень напоминает историю бренда», - отмечает Питер Чонг, соглашаясь, что этот амперсанд стал настолько весомой деталью, что мог бы быть логотипом бренда.
 
«В этом амперсанде чувствуется сильное влияние арт-нуво, европейского художественного движения рубежа 19-го и 20-го века, которое имело огромное значение для развития прикладного искусства и дизайна, - говорит он, - Он также указывает на период больших перемен для самой компании. В это время Ричард и Эмиль Ланге, сыновья основателя Фердинанда Адольфа, вывели бренд на мировую сцену, продемонстрировав техническое и художественное мастерство, воплотившееся в таких часах, как «Centennial Tourbillon», представленный на Парижской всемирной выставке в 1900 году, и «Grand Complication No. 42500» - в 1902».
 
Grand Complication No. 42500, 1902 г.
Grand Complication No. 42500, 1902 г.

Но, даже в использовании уникальных шрифтов, бренд не стоит на месте. Энтони де Хаас отмечает, что в 2012 году компания представила модифицированную версию «Engravers» для «Grand Lange 1» - она немного тоньше и более современная. «Отличие в них невелико, но вы можете легко увидеть разницу, когда положите рядом старую и новую модель. Мы вводим новый шрифт постепенно, по мере обновления моделей».
 
Важно отметить, что при всем внимании к дизайнерским мелочам, «A. Lange & Söhne» не потеряли большую перспективу в виде четкости и функциональности часов. Поэтому шрифты бренда также учитывают утилитарную цель - удобство чтения. Возьмем, к примеру, «1815 Chronograph», часы со множеством функций, сложные, даже по стандартам немецкой мануфактуры. Но, при обилии текста и информации, их циферблат остается разборчивым, в немалой степени благодаря стилю и расположению текста.
 
Циферблат Chronograph 1815 при обилии текста и информации остается разборчивым
Циферблат Chronograph 1815 при обилии текста и информации остается разборчивым

Как объясняет, Тино Бобе, модель возникла под вдохновением от карманных часов 19-го века. Этот факт, и то, что в некоторых местах шрифт очень тонкий, исключает возможность использования накладных индексов, поскольку их пришлось бы «модифицировать или скомпрометировать качество исполнения», на что в компании идти не готовы. Поэтому в «1815» используются специфические для этой коллекции шрифты и индексы. «Вы можете заметить, что цифры здесь более жирные, чем обычно, а засечки немного короче и более квадратные, - отмечает Питер Чонг, - Эти небольшие изменения не только улучшают читаемость, но и создают особый характер часов. Сравните их с накладными римскими цифрами в «Lange 1» - они тоже разборчивы, но совершенно по-другому».
 
Вдохновение историей

Когда в 1994 году «A. Lange & Söhne» решили создавать лучшие в мире часы, многое из того, что делала компания, имело исторические корни. Например, она первой применила фузейно-цепной механизм в наручных часах.

A. Lange & Söhne Datograph Auf / Ab с люминесценцией
A. Lange & Söhne Datograph Auf / Ab с люминесценцией

«Опираться на наследие очень важно, - говорит Карин Краутгартнер, - поскольку оно выражает глубоко укоренившиеся ценности бренда. Кроме того, такая история представляет богатство идей и деталей, с которыми может работать дизайнер. Однако, - предупреждает она, - это не значит, что нужно просто копировать прошлое».
 
И это основная проблема таких продуктов, как брендовые часы, - сделать их релевантными для современного потребителя. Независимо от того, насколько великолепно они сделаны, часы должны быть способны легко вписываться в повседневную жизнь своего владельца. В противном случае часовые мастера рискуют стать «хранителями артефактов».

Это задача, о которой постоянно помнит команда дизайнеров «Lange», - говорит г-н да Хаас. «Мы стремимся делать современные вещи, но не хотим форсировать этот процесс. Например, «Zeitwerk» имеет цифровую индикацию времени, но сделанную в традиционном стиле. Современный мир влияет на наших сотрудников. Они читают и смотрят на вещи в Интернете. Потом что-то из этого влияет и на часы, но часовое искусство «Lange» всегда останется классическим».

«В Lange, кажется, понимают, какие прикладные искусства, отделки, узоры и формы отражают их наследие, - считает Карин Краутгартнер, - Кроме того они сделали кое-что абсолютно необходимое: адаптировали их к новым материалам и технологиям». С ней согласен и Эрик ван дер Гринд, основатель «Watches of Switzerland», дистрибьютора «A. Lange & Söhne» в Австралии: «Это очень традиционный бренд, но инновационный во многих отношениях. В некотором смысле, начать с нуля в 1994 году имело свои преимущества, по сравнению с работой на одной и той же фабрике с 1900-х. Они прогрессивны и верны традициям, в то же время всегда стремятся к совершенству. Они ничего не делают, если не уверены, что смогут сделать это исключительно хорошо. Здесь нет места компромиссу».



A. Lange & Söhne
Наши друзья и партнеры всегда в курсе новинок
watches map wristwatches antique vintage watches
515 19933 /32893
Widget Google